Честь офицера

Честь офицера

Это произошло в один из дней 2016 года в Горловке, зимой. Впрочем, могло произойти и, наверняка происходило, в ряде других городов окупированных российскими наёмниками.

Пожилая женщина шла из магазина с продуктами питания. Возраст мало сказать преклонный, ей давно было за 80. Здоровье для такого возраста, можно сказать хорошее, но всё-равно тяжесть сумок давала о себе знать. Шла неспеша. В голове были невесёлые мысли. Пенсия небольшая, а цены на продукты сказать высокие, ничего не сказать. Всю жизнь проработала на заводе, думала будет обеспеченная старость. И надо же такому случиться. Из России пришли вооружённые люди, захватили нашу землю. Натащили танков, пушек, катюш, современных, не таких как во время второй мировой войны. Стали убивать людей, разрушать наши города и сёла. При этом они считают, что защищают нас русских от фашистской киевской хунты и бандеровцев, правосеков. Только что-то она совсем не видела ни правосеков, ни бандеровцев ни фашистов со стороны Украины. А вот как эти «пришлые» защитнички уничтожали украинскую символику, и стреляли из одной части города в другую и обвиняли в этом украинскую армию, видела. В последнее время стало немного лучше. Как лучше? Да меньше стрелять стали. Не так опасно перемещаться по городу. Вот такие невесёлые мысли крутились в голове.

Вдруг она услышала очень сильные звуки залпов катюши. Стреляли буквально за следующим домом. Нет, она не побоялась выстрелов. Стреляли из города в сторону расположения украинской армии. Все жители в таких случаях не боятся выстрелов. Украинская армия обычно по городу не стреляет. Да и сейчас после подписания минских договорённостей украинская армия отвела свои вооружения от границы соприкосновения, ответки не должно быть. Её путь как раз проходил возле того места, где была установлена старая, вся ржавая реактивная установка из которой только, что стреляли. Рядом находился родильный дом и несколько жилых домов. Солдаты спешно собирались свалить. Она подумала. — В роддоме эти выстрелы могли кому-то и жизни стоить. А эти до чего трусливые — спрятались за родильным домом, отстрелялись и теперь хотят по-быстрому свалить, а вдруг украинская армия всё-пришлёт ответку. Внутри всё вскипело. Это надо же такие твари, нет ничего святого. Боялась ли? Да, боялась! А с другой стороны, что они могут ей сделать, да и пожила уже. Не многие до таких годов доживают. В сердцах крикнула: — Что- вы творите, у вас мозгов что-ли нет! Рядом же родильный дом. Понимать надо. И пошла себе дальше.

Перед ней, как из-под земли возник солдат с автоматом калашникова и перегородил дорогу. — Да ты старая ни как вражеский лазутчик. Тут же под белы рученьки, посадили в машину и отвезли в милицию.

— Пиши старая, как оскорбляла честь офицера, настаивал военный в милиции. В голове было: — какую честь, какого офицера? Я ведь всего лишь возмутилась действиями, а никакую честь не оскорбляла. Так и написала. — Я возмутилась действиями, что стреляли возле родильного дома. А ни чьей совести не оскорбляла. Отдала листок с написанным.

Через время отпустили из милиции. Шла домой и думала. -Это какая же честь у этого офицера, что он установил установку град возле родильного дома и из неё стреляли.

А через день мне моя знакомая в телефонном разговоре рассказала историю. Возле неё жила семейная пара. Пожилая женщина с мужем. Женщина была совсем плоха, самостоятельно не могла перемещаться. А муж её был очень хорошим. Он за ней ухаживал, ходил в магазины, был очень внимательным, следил за порядком в доме. Всё держалось на нём. Как-то один раз пошёл из дома и не вернулся. Прошло несколько дней и его нашли убитым. Не умел он молчать. Если видел, что не так, говорил. Знакомая сказала так:

— Ты Маша, старайся молчать. А я и подумала, да — это тебе не Украина, где все могли говорить, что вздумается, и тебе ничего не будет. В ЛНР и ДНР за такие разговоры можно и жизни лишиться.

 

Вино. Град.

9 февраля 2016 года.